Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное.

Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное.

2-ой вопрос:

Любимый Мастер,

Пожалуйста, никогда не гласи ничего отвратительного об ин­дийском уме, так как это приводит меня в таковой гнев, что я начинаю мыслить о том, как мне Тебя уничтожить.

Дэва Кумар,

Люди, которые задумываются об убийстве, никогда не убивают. Ты можешь продолжать мыслить; мыслители никогда ничего Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. не делают. И почему тебя так волнует то, что я говорю об индийском уме?

Я против всех видов мозга - индийского, германского, анг­лийского, южноамериканского, - и я осуждаю все виды мозга, так как разум есть разум. Меж мозгами нет большой различия - разнятся только эталоны, идеи, но основная структура остается прежней.

Мозг Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. значит, что ты безотчетен, и ты можешь быть безотчетным на индийский, китайский либо японский лад; какое это имеет значение? И если ты не можешь слышать слов в осуждение твоего разума, не надо сюда приходить; это непра­вильное место тебе.

Я тут не для того, чтоб подпирать ваши эго; я тут Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. для того, чтоб повредить их. Я должен гласить об этом. Вся моя работа состоит в разрушении. Поначалу необходимо величавое разруше­ние, и только тогда твоя энергия освободится для некий творческой работы.

А что такое по сути индийский разум? То, что ты родился в Индии и был воспитан спецефическим образом, - это Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. просто случайность. Кто-то другой родился в Стране восходящего солнца и воспитан по-другому, да и то и другое - обусловленность. А функция мастера в том, чтоб разобусловить тебя.

Я могу осознать твой гнев, но этот гнев для тебя не поможет. Посодействовать может только осознание. Попробуй осознать. Гнев Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. будет больше затуманивать твое существо; он лишит тебя способ­ности созидать правду.

Однажды одна собака посиживала у стальной дороги, и мимо проехал курьерский поезд и отрезал ей кончик хвоста.

Желая отомстить, она терпеливо дождалась, пока он опять проедет мимо, и, когда он приблизился, попыта­лась его укусить. Колеса Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. поезда переехали шейку бедной собаке и отрезали ей голову.

Мораль этой маленький истории ординарна: никогда не теряй головы из-за кончика хвоста.

Дэва Кумар, это только начало; для тебя отрезали только кончик хвоста. Если ты останешься тут довольно длительно, то потеря­ешь весь хвост, потом голову... и только тогда Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. в первый раз ты будешь рожден поновой: рожден поновой как сознание - не индийское, не французское, не итальянское.

Но ты не замечал? Я осуждаю итальянский разум, я осуждаю германский разум, я осуждаю еврейский разум, и никто против этого не протестует. Но если я осуждаю индийский мозг, непременно находится кто-то и Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. начинает протестовать. Индийцы стали очень чувствительными; глубоко снутри они ощущают некоторую неполноценность, которую на поверхности выдают за превос­ходство. В особенности в том, что касается религии и духовнос­ти, они ощущают себя духовными наставниками мира, они считают, что Бог избрал их своими посланцами, что они являют собой исток всех религий Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное., что они святее всех святых в мире, их страна священна, а все другие страны злы; они святые, праведные люди, а все другие грешники, они идеалисты, а все другие материалисты.

И из-за того, что твои глуповатые так именуемые Махатмы продолжают внушать для тебя эти неверные идеи, когда ты Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. слышишь чего-нибудть об индийской глупости, это приводит тебя в ярость. Ты не можешь этого впитать, ты не можешь оставаться к этому открытым, так как все твои Махатмы подпирают твое эго. Вот поэтому индийские массы против меня - по той обычной причине, что я не могу подпереть их эго. Я не Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. могу сказать: «Вы величавые духовные люди» - а конкретно это они желают услышать. Они не желают слышать ничего другого. У их нет науки, у их нет технологии, у их нет средств, они бедны; у их нет пищи, они голодают. Единственное, что может дать им незначительно надежды, малость ублажения, - это Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. духовность.

Потому, когда я говорю: «У вас нет даже этого», это очень больно. Тогда не остается ничего.

Помни: духовность была у Будды, у Кришны, у Махавиры, у Нанака, но это не означает, что она есть у всех индийцев. Она была у Сократа, она была у Пифагора, она была Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. у Гераклита, она была у Плотина; это не означает, что она есть у всех греков. Она была у Лао-цзы, она была у Чжуан-цзы, она была у Ли-цзы; это не означает, что она есть у всех китайцев. Эти редчайшие люди случались всюду; в для тебя нет ничего такого особенного Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное..

Потому перестань этим хвастаться. Это хвастовство дела­ет тебя слепым к реальной ситуации; оно стало твоим глубочайшим опьянением. Оно держит тебя в безотчетном состоянии.

Один юноша зашел к мистеру Вандеруотеру на Парк-авеню и произнес:

- Мистер Вандеруотер, был ли у вас вчера мой друг Билл, явившийся на Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. вечеринку без приглашения?

- Да, был.

- О, это окаянное спиртное! Что только человек не сделает, когда он опьянен. Я желал бы задать вам другой вопрос, мистер Вандеруотер. Не начал ли он лупить неко­торых из ваших гостей и стал ли, в конце концов, выбра­сывать ваши зарисовки в окно?

- Да, он делал Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. это.

- Мне так жалко. Очередной вопрос: а я был там?

Эго очень одурманивает, помни это. Оно алкогольнее самого спирта. Оно благочестиво: когда оно притворяется святым, оно очень благочестиво, а благочестивый яд - это чистейший яд. Опасайся его. Вернись на землю. Будь проще и увидь действительность как есть.

Двое опьяненных проходили мимо Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. двери апартаментов для новобрачных отеля «Ритц» и на мгновение тормознули, чтоб слушать. Снутри жених гласил невес­те:

- Дорогая, ты так очаровательна и обворожительна. Твоя сказочная краса стоит того, чтоб ее запечатле­ли для потомков величайшие живописцы мира.

Двое опьяненных облокотились на дверь, она хлопнула, и супруг заорал Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное.:

- Кто это, черт возьми?

- Рубенс и Рембрандт, - ответили они хором.

Дэва Кумар, спустись на землю! Если ты меня убьешь, это не поможет. Если для тебя этого охото, можешь это сделать; я на сто процентов согласен. Но это для тебя не поможет.

Что вправду поможет, так это если ты убьешь свое эго Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное.. Вложи всю свою энергию в то, чтоб уничтожить эго. Я не заинтересован в том, чтоб кого-либо обижать, - я ничего не имею против кого-то. Если время от времени я и бью вас по головам, то только из любви и соболезнования.

3-ий вопрос:

Любимый Мастер,

Если слушать дискурс с Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. полным и беспрекословным приня­тием, является ли это формой бессознательности?

Ра,

Если ты безотчетен, ты не можешь ничего сделать на сто процентов. Безотчетному мозгу никогда не удается быть в чем либо вполне, полностью, тотально. Точно одно: если у тебя выходит быть в чем либо полностью, вполне Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное., тотально, ты не безотчетен. Ты можешь быть каким угодно, но только не безотчетным.

Ты спрашиваешь меня: «Если слушать дискурс с полным и беспрекословным принятием, является ли это формой бессозна­тельности?»

Нет, это не может быть бессознательностью, так как совершение сознательного усилия - это непременное условие для того, чтоб быть полностью, тотально принимающим Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное.. Для тебя придется приложить преднамеренное усилие; для тебя придется быть в этом очень сознательным.

Безотчетный разум всегда фрагментарен; он множествен, он не один. Он не может быть одним; это масса, это рокот голосов у тебя снутри. Когда ты безотчетен, ты - много людей; ты не единая особенность. Ты не Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. интегрирован. Хоть какое усилие в тотальности интегрирует тебя. Это только средство - слу­шать тотально.

Но кто для тебя произнес, что я предлагаю для тебя это принимать? Чтоб слушать, нужна тотальность, но я не рекомендовал для тебя принимать все. Если ты принимаешь, ты не будешь полным, так как приятие означает, что Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. ты уже выбираешь, а выбор всегда частичен: что-то выбрано, а что-то нет.

Приятие значит, что ты многие вещи отвергаешь: отвер­гаешь собственные идеи, отвергаешь то, что противоречит мне. Если я говорю что-то одно и ты это принимаешь, это означает, что ты отвергаешь обратное. Это неизменный Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. выбор.

Я не прошу тебя принимать все, что я говорю; я только прошу слушать тотально. Что это означает? Это совсем другое явление, не приятие, не отвержение - просто осознан­ность. Когда ты слушаешь пение птиц, ты принимаешь либо отвергаешь? Ты согласен либо не согласен? Ты просто слушаешь. Звуки водопада... что ты Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. делаешь? Просто слушаешь. Ветер в кронах сосен... необходимо ли соглашаться либо не соглашаться? Ничего не надо; ты просто слушаешь. Музыка ветра в ветвях на солнце... ты просто видишь, слушаешь. Ты просто зеркало. Зеркало не соглашается и не спорит; оно только отражает.

И это требуется от ученика - не приятие Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное., помни. Я не создаю никакого кредо, я не даю никаких догм. Я не желаю, чтоб вы были верующими, я не желаю, чтоб вы были неверующими. Но какой смысл привносить в это верование либо неверие? Просто слушай меня неразговорчиво, вполне, чтоб ничего не упустить, вот и все.

И краса правды в том Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное., что, если ты слушаешь неразговорчиво, тотально, она просачивается в самый центр твоего существа. Этой тотальности довольно, чтоб выкинуть хоть какого рода неправ­ду. В полное состояние сознательности, в полное молча­ние не может просочиться неистинное; может просочиться только правда.

Потому я не заинтересован в том, чтоб ты соглашался Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. со мной; я заинтересован исключительно в том, чтоб ты был открыт. И я не предлагаю для тебя принимать неоспоримо, как не предлагаю и искать обмолвки. Обе эти деятельности никчемны, пока ты слушаешь. Если ты слушаешь с тыщей и одним вопросом в уме, как ты можешь вообщем слушать? Эти вопросы Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. подымут таковой шум и гам; они не впустят больше ничего. А если ты слушаешь без вопросов в уме, это означает, что ты легковерен, что ты просто неразумен. Потому нет необходимости ни в вопросах, ни в беспрекословном принятии.

Все, что необходимо, все, что требуется от ученика, - это полное молчание Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное.; просто будьте тут в глубочайшей сопричас­тности, в единении, и понемногу ваше дыхание сонастроится с моим дыханием, ваши сердца попадут в ритм с моим сердечком, мы утратим свою отделенность, и эти три тыщи человек станут практически одним существом, так сонастроенным, в таком глубочайшем созвучии вместе, что не сумеют ощущать Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. себя отдельными. Происходит величавое таяние, сплавление. Это мгновения правды, мгновения величавой радости, мгновения меди­тации.

От ученика требуется слушать медитативно, так как в эти медитативные мгновения открываются окна в Божественное, открываются двери - о существовании которых ты никогда не подозревал, которые ты всегда считал стенками. В один момент двери открываются Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное.. Мост, который ты никогда не считал вероятным, в один момент возникает там, где ты и не подозревал. Это очень загадочное явление.

Потому те, кто тут в качестве сторонних, получат самое поверхностное: мои слова. Они не сумеют соучаствовать в моем сердечко. Они не сумеют пить от моего существа. Они не Гурджиев прав: сначала должно быть отброшено ложное. Чтобы существовало реальное, должно прекратиться ложное. сумеют быть частью моего танца, моей песни.

4-ый вопрос:


gundyaev-kak-predtecha-antihrista.html
gunsnroses-knockin-on-heavens-door.html
gup-dez-presnenskogo-rajona-uvedomlyaet-o-provedenii-otkritogo-zaprosa-predlozhenij-na-pravo-zaklyucheniya-dogovora-na-vipolnenie-rabot-po-soderzhaniyu-i-tekushemu-remo.html